в Украине Новости

Луценко: «все серьезные финансовые потоки сегодня контролируются под именем Юры Енакиевского»

Несмотря на «боевое настроение», который декларирует Луценко, бывший министр выглядит не очень счастливым от новой волны внимания к своей персоне.

После изменения власти Луценко спустился из Печерских холмов, но не сильно отдалился от кабинета на улице Богомольця. Офис «Народной Самообороны» находится в 15 минутах пешего хода от МВД.

На стенах в коридоре офиса — личный фотоархив Луценко, на котором зафиксировано его политический путь. От оппозиционера времен «Украина без Кучмы» через оранжевый Майдан к министерскому креслу.

— Когда мне было совсем неважно, девушки за ночь развесили этот культ личности, — шутит Луценко, проходя мимо фотографии с собственным изображением.

— Этот снимок любимейший, — указывает он на хроники первого дня акции «Украина без Кучмы», где на переднем плане черный ящик с фамилией тогдашнего президента.

Но к акции «Украина без Януковича» Луценко не готовый. Говорит, оппозиция потеряла доверие людей.

Самого Луценко предъявляют обвинение в растрате 40 тысяч гривен на пенсию для своего водителя, и если суд признает экс-министра виновным, то ему угрожает лишение свободы сроком от 3 до 8 лет.

Впрочем, в интервью «Украинской правде» Юрий Витальевич заявил, что ему лишь хотят «впаять» несколько лет условно, чтобы он как судимый не смог стать депутатом. Ну а самое уголовное дело, по мнению Луценко, является местью за его публичную поддержку Юлии Тимошенко.

Во время интервью Луценко также рассказал о смерти своего политического проекта — «Народной самообороны», о том, сколько денег дал Давид Жвания на этот проект, об отношениях с Тимошенко и будущее оппозиции.

 

ОНИ ХОТЯТ «ВПАЯТЬ» МНЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ УСЛОВНО

— Вы только что вернулись с допитую. Что приходит в голову человеку в статусе обвиненного в уголовном деле?

— Не могу сказать, что я счастливый. Не могу сказать, что я печальный. На самом деле все развивается ожидаемо, итак настроение — боевой.

У меня остались добрые друзья, знакомые во всех правоохранительных органах, даже в коридорах власти. Поэтому, я знал, что уже десятый месяц подряд огромная группа специалистов МВД и ГПУ анализирует все решения, принятые при министре Луценко.

Параллельно снимались из работы все, кого вичисляли в некоторых, как они считают, близких отношениях со мной. Это — сотни людей. Причем, кроме разгрома высококлассных специалистов милицейского дела уничтожают и простых работяг — например, жена моего охранника, которая работала в буфете центрального аппарата. Стратегическая же должность! Или жена одного из моих помощников, которая работала в районе западноукраинской области инспектором разрешительной службы.

Но главная задача — найти компромат на Луценко. И вот наконец нашли!

Я об этом знал уже недель два-три поэтому. Даже среди регионалов есть нормальные люди. Они мне сказали: «Прекрати делать заявления, активно заниматься политикой и, главное, отойди от Тимошенко. Иначе станешь жертвой тактики выжженной земли вокруг Тимошенко».

То есть ей лично не предъявляются обвинения к поре, к времени. Но все, кто близко возле нее, должны пострадать и быть засторогою для других…

— Что конкретно вам забросают по уголовному делу?

— …Появление семерых работников МВД в 7 часов утра в пятницу у меня в подъезде не была аж такой неожиданностью. Они принесли мне повестку. Я прибыл к прокуратуры, где меня ознакомили с постановлением о возбуждение уголовного дела по факту.

Потом было постановление о привлечении меня в качестве подозреваемого, и здесь же — постановление о привлечении меня в качестве обвиняющегося.

Эпизод звучит приблизительно таким образом: руководитель министерства в 300 тысяч лиц вошел в предыдущий сговор со своим водителем для того, чтобы завысить ему выплаты, начисленные на протяжении продолжительного времени, на общую сумму близко 40 тысяч гривен.

Для этого якобы я направил письмо в Кабмина с просьбой зачислить к милицейскому стажу его предыдущую трудовую деятельность. А уже после разрешения Кабмина своим приказом зачислил эту деятельность, которое стало основанием для начисления определенных выплат на протяжении близко году. Это мне инкриминируется как «преступная группа, которая в предыдущем сговоре разворовала бюджет».

— Разве не так оно было на самом деле?

— Представьте себе объем документов, которые подписывает министр внутренних дел на протяжении четверых лет! В каждом кадровом приказе находится от сотен до тысяч работников. И, конечно, никто никакие персональные дела при этом проверить не может.

Для этого существует система визирования всех документов непосредственными руководителями подразделов, а также руководителями кадрового, финансового, юридического и других департаментов.

— Вы говорили, что этот документ имел кто-то завизировать в Кабмине… Ходили разговоры, что это был Турчинов. Могут ли его привлечь в рамках этого дела?

— Я не уверенный, что могу описывать детали. Есть все же тайна следствия. Поэтому поговорим об абстрактном аналогичном деле.

Согласно постановлению Кабмина, милицейский стаж может дополняться предыдущими годами работы на определенных должностях, в армии, Вишах и т.п. Итак существует практика обращений в Кабмина относительно зачисления таких лет. Иногда Кабмин давал согласие, иногда — частично, иногда — просто отвечал отказом.

В данном случае согласие было. Итак кадровая служба МВД и подготовила два-три строки в одном из кадровых приказов, который после визирования аппаратом подписал и я. Могла быть здесь ошибка? Могла.

Установила прокуратура, которая моему помощнику незаконно был зачислен стаж? В таких случаях раньше прокуратура слала предписание МВД: установлено то и то, просим устранить нарушение законодательства, забрать незаконно полученную материальную награду, привлечь виновных к дисциплинарной ответственности.

Так было, например, в случаях неправильно присвоенных в года Кучмы званий, пенсий, надбавок.

Но в этой ситуации стоит кое-что другая цель. Им нужны не 40 тысяч гривен, а Луценко.

— Зачем?

— Потому что, во-первых, есть общая атмосфера победителей, которые хотят изолировать единого своего конкурента, Тимошенко, от любой политической поддержки.

Во-вторых, Луценко в последнее время заявляет о том, что в стране происходит реабилитация организованной преступности. Конкретный пример — реабилитация организованного преступного группировки Нємсадзе. Самая кровавая банда 2005 года, 57 трупов!

Несколько десятков боевиков сидят осужденные, лидер пряталось все это время, как говорят, за границей. Сразу после президентских выборов он вернулся, и донецкий суд его реабилитировал!

Я об этом молчать не имею права, потому что знаю лично работников уголовного розыска, в том числе и Донецкой области, и центрального аппарата, которые сейчас по улицам ходят с гранатой в кармане. Без преувеличения.

Так же происходит восстановления ОЗУ Ангела в Одессе, Мєлі в Крыму, Гепи в Харькове, Наріка в Днепропетровске и много других.

В стране фактически реанимируется система «смотрящих» от криминала, которые делят денежные потоки на местном и центральном уровне.

Близость к власти дает индульгенцию за любое преступление. 57 трупов в Донецке есть — а виновного нет! Труп бизнесмена с признаками истязания и батареей на спине подняли из дна озера, а сын нардепа от Партии регионов, который дал явку с должной в совершении это преступления — на воле.

Десятки детей пострадали от педофилааректора, доверенного лица Партии регионов, а дело этого ОЗУ — нарочно разваливается.

Страна форсированно поворачивается в бандитские 19909те. Они строят так называемую «новую страну» со старой кровавой битой в руках.

Что я имею делать? Промолчать? Я сам себя буду считать предателем и негодяем. И я не молчу.

Я целиком сознательный, что сегодня у меня нет никакой защиты. В стране установлено «єнакомисліє» в силовых структурах, во многих судах и СМИ. Но я не изменю позицию на позу.

Как результат — я получил «отвєтку». Еще раз говорю, я не склонен иронизировать над ней. Так, она мелкая. Наверное, все понимают, что 300 тысяч людей и 8 миллиардов годового бюджета Министерства в сравнении с инкриминированным делом, когда мы якобы сговорились с водителем и решили умикнуть в государства 5 тысяч баксів, являются смехотворными.

Но если правда, которая из меня хотят сделать зека, чтобы прекратить заявления о возрождении смычки власти и криминала — этого хватит.

— Как вы считаете, чем закончится дело? Вам дадут условный срок?

— Уже в прошлый четверг я знал, что задача из наивысшей горы в Украине было действовать относительно меня по 115 статье КПК, то есть — арештувати.

В пятницу утром я знал, что эта команда упразднена. Потому что, как сказали, «перебор пока».

Речь идет о том, чтобы Луценко впаять несколько лет условно, и этим убить два зайцы. Первое — каждый, кто подходит к Тимошенко, априори будет иметь проблемы. Второе — после этого Луценко не сможет говорить о реабилитации ОЗУ, потому что «сам такой». Логика поняла, потому что последовательная.

— То есть вы думаете, что мети посадить вас в тюрьму нет?

— Пока что нет. Но идет активный поиск «правильных» судей по всей вертикали.

— А сумку с вещами вы возите, как Юлия Владимировна?

— Нет. Нет смысла. Я морозостойкий и в пище непритязательный.

ЕДИНАЯ МОЯ ВИНА В ДЕЛЕ КОЛЕСНИКОВА — ЭТО ТО, ЧТО Я ПОСЛУШАЛ ПИСКУНА

— Может ли быть с вами, как с Борисом Колесниковым в свое время — посадят в СИЗО, а потом выпустят и развалят дело?

— Этот вопрос надо адресовать руководству прокуратуры, которое принимало решение о его задержании, доправлення в СИЗО, и фактически потом привело к развалу дела.

Борис Викторович, насколько мне известно, делал очень много попыток подвергнуть наказанию меня за то дело. В 2007 году было возбуждено криминальное дело о злоупотреблении должностными лицами правоохранительных органов в ходе расследования дела Колесникова.

Тогда были допрошены десятки работников разных правоохранительных органов, но дело было закрыто при отсутствии состава преступления. Потому что все решения по этому делу принимались исключительно в прокуратуре. Если и были какие-то действия милиционеров, то только внутри общих следственно-оперативных групп, которыми руководили прокуроры.

Так что жалобы Колесникова надо разбирать на партсобрании ПР с докладчиком однопартийцем Пискуном.

Единая вина Луценко — действительно, большая! — в том, что Пискун, зловивши меня за кулисами Верховной Рады, попросил его поддержать в подтверждении правильности избрания ареста во время выступления с трибуны.

Я тогда, будучи малоопытным правоохранителем, на это, дурак, согласился. Де-юре основания задержания вообще были, но уже через полгода я понял, что дело расследовалось абсолютно неправильно.

Ее надо было начинать не из Бориса Колесникова, а снизу — из тех злоупотреблений, которые теоретически могли быть относительно потерпевших. И тогда, возможно, доходить до роли Колесникова. А сделано прокурорами было, как говорил незабвенний Потебенько, «тупо и глупо», в надежде на какой-либо адмінресурс и всемогущество партии власти.

— То есть вы признаете свою ошибку в том, что публично предъявляли обвинение Колесникову?

— Так, в самом факте публичного выступления, в защите того, что мне не надо было защищать. Я должен был выйти тогда на трибуну парламента и сказать: «Министерство получило заявление пострадавшего, опросило его, направило за подследственностью к прокуратуры. Все дальнейшие решения принимало главное следственное управление Генпрокуратуры. Благодарю за внимание».

Но разве сегодня только в Колесникове дело? Думаете, аналогичных чувств торжества сегодня нет в Мєлі, в Ангела, в Гепи, в Аделаджи, что уже «стоит на лыжах», у космического мэра, который не приходит к сознанию? У Чечетова из его явкой с должной по разворовыванию ФГИУ, у руководителей Минтранса, Госрезерва, тысяч пойманных на горячему взяточников?


Я К ИЮЛЮ БЫЛ МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

— прогнозируете ли вы нарушение еще каких-то дел против вас?

— Слышал, что обрабатывают еще один эпизод — вопреки запрету Кабмина проводить развлекательные меры в период кризиса, МВД провело фестиваль духовых оркестров наших вузов. Я, правда, не считаю, что это развлекательная мера, это воспитательный процесс.

— Кто оплачивает услуги вашего адвоката, откуда у вас средства? Где вы сейчас работаете?

— Я его еще не оплачивал, только подписал контракт. Я три месяца не работаю. Кстати, я только в июле 2010 года был окончательно уволен из должности министра внутренних дел. К тому исполнял обязанности.

— Как такое могло быть?

— Помните, после голосования парламента за мою отставку, Тимошенко внесла мою кандидатуру на должность первого заместителя министра, и я автоматически стал первым заместителем — исполняющим обязанности министра внутренних дел.

Через два дня депутат от Партии регионов подает в Окружной административный суд жалобу на это решение.

Суд решает: » В связи с отсутствием в суде документов, которые подлежат обжалованию ( то есть распоряжение Кабмина), суд считает возможным очертить его по сути и остановить его действие». Піск правосудие в выполнении судьи Вовки! Из того момента я был вообще в непонятном качестве. А дело не рассматривалось, потому что Вовка заболел. И это все тянулось к июлю.

— А жалованье вы получали?

— Наверное, хотя на карточку не пересчитывали! К июлю 2010 года я числил как и.о. министра. Тогда судья Вовка наконец вернулся к этому делу, и мне наконец пришло сообщение, что я уволен из должности.

— За что вы жили эти восемь месяцев?

— Слава богу, жена Ирина — бизнесмен, и имеет возможность временно содержать семью.

— Где она работает?

— Там, где и работала. В телекоммуникациях.

 

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ НЕ УМЕЮТ РУКОВОДИТЬ АВТОБУСОМ,

ХОТЯТ РУКОВОДИТЬ СТРАНОЙ

— Которые у вас сейчас отношения с Тимошенко? Вы рассчитываете на ее поддержку в этом деле?

— У меня с Тимошенко были и остаются добрые отношения. Хотя были разные периоды в нашей политической жизни. Последних 4 года мы — политические партнеры. Настолько близкие, что между нами посредников нет.

Относительно этого дела, она звонила мне в субботу. Я, честно говоря, рассчитываю на моральную поддержку всех своих друзей и коллег. И признательный тем, кто высказал солидарность. Одной из первых была Юлия Владимировна Тимошенко.

У меня нет никакого ресурса — ни финансового, ни медийного, ни силового. У меня есть единое — возможность жаловаться в суд, а также поддержка друзей и общественности. Я рад каждому звонку с поддержкой.

— Но у вас еще есть ресурс связей, добытых на протяжении четырехлетнего пребывания при власти. Например, будучи министром, вы сошлись с Андреем Клюевым. Сейчас не старались его привлечь, чтобы решить свои проблемы?

— Я общался с Андреем Петровичем Клюевым где-то месяцев с два поэтому. Но у нас никогда отношения не строились «я тебе, ты мне». Ни с ним, ни с кем другим. Если бы они так строились, я бы сегодня не получил это надуманное уголовное дело.

— Как вы считаете, если осмотреться назад, в 2005 год — может оранжевой власти надо было действовать так же, как сейчас действует власть? Демонстративно сажать предшественников…

— Кое-кто действительно говорит, что нам надо было действовать так же радикально, так же наклонять на выборах подконтрольный электорат и прессовать семьи оппонентов…Мой ответ на такие упреки и в 2007 году, и сейчас одинаковая: «Тогда бы дракон съел нас. Тогда я стал бы Белоконем».

Я не играю перед вами у благородного рыцаря, белого и пушистого. Но я реально хотел, чтобы милиция перестала быть страшилкой для бизнеса и гражданского общества. Разве кто-то вспомнит во времена моей работы о репрессиях относительно бизнеса регионалов? Или розгони синих митингов? Или давка на партийные сердцевины?

— Борис Колесніков перший скаже, что хотели забрать его бизнес. Он каждое интервью начинает с упоминания о том, что его хотели посадить.

— Ну, есть у него такая фобия или хобби. Люди, які не вміють керувати автобусом, хотят руководить страной. Что вы хотите? Пусть руководят.

— Кто все-таки, по вашему мнению, заказчик вашего дела? Янукович? Могилев? Или Колесников? Наивысший уровень? Просто ли среднее звено старается проявить свою эффективность?

— У меня есть две версии. Или это наивысший уровень, который идет из Банковой, или это усилия среднего звена недовольных мной, которых довольно и в руководстве МВД, и в руководстве Кабмина.

Поискать 10 месяцев, найти какую-то зацепку, запуляти в прокуратуру, подвесить на крюк. А дальше с блюдом готовой жертвы зайти в главный кабинет и спросить: «Так что будем делать?».

Однако я особенно не зацикливаюсь на анализе заказчиков — все равно договариваться нет с кем я не собираюсь.

 

«САМООБОРОНУ» КАК ОТДЕЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ ЗАКРЫТ

— Если бы Тимошенко победила на выборах президента, разве она действовала бы не так же?

— Нет. Я агитировал за Тимошенко, осознавая всю проблемность некоторых представителей ее окружение. Но, тем не менее, я агитировал за нее, потому что был уверен в том, что Тимошенко прибегнет намного лучше выполнить роль объединителя страны. Ведь у нее сразу появилось бы стойкое большинство в парламенте — без скупки «тушек» и политических репрессий.

После проигрыша Янукович неизбежно пошел бы на политическую пенсию. Партия регионов, ориентируясь на премьера Тигипко, неизбежно начала бы договариваться об общей работе над реформами из Тимошенко.

Имело того, в этой схеме была огромная польза для государства. Я об этом разговаривал с Тигипко, агитируя поддержать Тимошенко. Впервые лидер Запада и лидер Востока не имели бы публичных обязательств перед своими избирателями «замочить» своего оппонента.

То есть впервые два днепропетровцы с достаточно похожим жизненным путем без взаимной агрессии, эксплуатации мифов и неприязні презентовали бы две части расколотой Украины, и могли бы спокойно договариваться об общей работе.

— Тигипко объяснил, почему он не поддержал Тимошенко во второму туре?

— Он выслушал меня, но ответ давал не мне, а Тимошенко.

— В итоге, Янукович стал президентом, а сегодняшняя оппозиция разрознена. И есть риск, что она будет маргіналізована.

— Оппозиция маргинализируется от того, что общество не нуждается в роздрібленої оппозиции. Этот момент — мой искренний вывод из местных выборов.

Я особенно не агитировал на этих выборах, но активно ездил по Украине. Мое впечатление такое.

Первое — все мілкочлени из числа НУНС не интересуют избирателей. Позиция вторая — на сегодняшний день единой системной общеукраинской оппозицией относительно Партии регионов есть исключительно «Родина» Тимошенко. Третий вывод — произошло как факт наличие таких региональных политических сил как «Свобода» и коммунисты.

Параллельно еще одним проектом, достаточно общеукраинским, хотя и незначительным, есть «Фронт изменений».

Политики зараз должны усвоить этот месидж, и дать самым себе ответ, где ты.

Хочешь быть в «разрешенной оппозиции», иди в «Фронт изменений», как вариант — в «Свободу» или КПУ. Хочешь воевать с бульдозером Януковича — поддерживай «Родину».

— Что значит «разрешенная оппозиция»?

— Это значит и, которая на самом деле не имеет шансов изменить партию власти, но оттягивает голоса от возможного победителя. Яркий пример, идеал для Партии регионов — это выборы в Киевской области. » Родины» нет, единая оппозиция — «Фронт изменений», которая в своих списках ведет сына губернатора от Партии регионов. Мечта тех, кто каждый день поет Януковичу: «Цари, лежа на боку!».

— А где вы видите свое будущее?

— Я вижу свое место рядом из Тимошенко как ее ближайший союзник и единомышленник.

Мы провели с Юлией Владимировной и с Турчиновым, другими людьми организационные разговоры. Мы внесли друг другу свои предложения. Сразу скажу, что речь идет не о квотах, не о количестве депутатов, а о том, как соединить две структуры с тем, чтобы их усилить, а не просто каждый напишет заявление в «Родину» и придет нахлебником на какое-то место.

— То есть «Самооборону» как проект закрыт?

— Думаю, что после этих выборов «Самооборону» как отдельный политический проект, который претендует на самостоятельную общеукраинскую игру, закрыто. У нас есть достаточно качественные кадры и структуры в некоторых регионах Украины. Было бы правильно эти структуры соединить с «Родиной».

 

ЖВАНИЯ ИЗРАСХОДОВАЛ НА «САМООБОРОНУ» 7 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ

— Учитывая закрытие «Самообороны», то сколько израсходовал Давид Жвания на этот проект?

— Приблизительно 7 миллионов долларов.

С самого начала, когда я стартовал, то заявлял, что Жвания является спонсором. Между прочим, рекомендовал бы абсолютно всем, кто сегодня стартует, делать так же — «Свободе», «Фронта изменений»…

Жвания финансировал «Самооборону» к моменту объединения в НУНС перед выборами 2007 года. Из тех времен он не дал никакой копейки нет в структуры «Самообороны» на местах, ни депутатам в конвертах.

— Вы прекратили общаться с Жванией?

— Я с ним не общаюсь после его перехода в лавы любителей Януковича. Это был самоубийственный шаг, и жизнь показала, что я был правый. » Тушки» просроченные, никому не нужны.

— Жвания старался вас убедить идти с ним?

— К президентским выборам он пришел ко мне и сказал, что не верит в победу Тимошенко, поэтому будет налаживать отношения с Януковичем. Я его тогда убеждал, он — меня. Единое, чего я добился — просил, чтобы он не делал этого к самым выборам, чтобы не нанести удар Тимошенко.

— Жвания давал деньги на кампанию Януковича?

— Спросите у него. Он сказал, что вступил в контакт с ними » о жизни после выигрыша Януковича». Я сказал, что это невозможно для меня, и мы разошлись. Если бы дальше не началась очень болюча для меня кампания скупки бывших друзей, можно было бы сказать, что разошлись нормально.

— Что Жвания имел из того, что был у власти последние года?

— Мне кажется, ничего. Думаю, определенное влияние в каких-то областях он имел. Или это выливалось в какие-то практические доходы? Мне и всем однопартийцам он говорил, что «ни копейки мы так и не заработали — через Луценко, который не умеет использовать ресурс МВД, и Тимошенко, которая контролирует каждую копейку в министерствах нашей квоты».

— То есть 7 миллионов долларов его инвестиций — у воздуха?

— Спросите об этом у него. Прежде чем договариваться о его спонсорстве в «Самообороне», Жвания сказал: «Я за это ничего не хочу».

— А вы такой наивный, поверили?

— На самом деле я не настолько наивный. Тем не менее, одно дело — зарабатывать, другая дело -воровать. Давид никогда не был похож на баригу. Лоббистские усилия депутата и одного из руководителей партии — это одно, а відкати за государственные заказы — это другое. Я себе представлял первое. Да и он меня не особенно посвящал в свой бизнес. Моей частью была политика. Я действовал честно. Сам Жванця говорил: «Никогда не забуду того, что для меня сделал Луценко».

Имелась в виду моя позиция, когда Ющенко сказал, что Жвании в списке НУНС на выборах 2007 года не может быть априори. Я ответил, что при таких условиях и «Самообороны» там не будет. Потому что это было мое убеждение: не имеет права Ющенко выбирать, кто ему нравится, а кто нет, потому что я не иду в список Ющенко.

— А Геннадий Москаль остается вашим единомышленником?

— Так.

— І те, що він голосує за Пшонку на генпрокурора или підтримує Миримського на выборах в Крыме — это у вас не вызывает предостережений?

— Относительно голосования за Пшонку, это нормальное явление: они работали вместе, друг друга знают как профессионалы.

— Однако же Пшонка — это, как вы говорите, «олицетворение режима», что теперь воюет с вами…

— Если бы я был просто милиционером в отставке, я бы также голосовал за Пшонку. Потому что он высоко подготовлен специалист. Как политик я понимаю, что это — исполнитель воли Януковича. Причем он впервые, в отличие от Медведько, это публично признает. Поэтому я бы голосовал иначе.

Относительно поддержки Москалем Миримського, это меня неприятно поразило. Я ему высказал свою точку зрения. Он сказал: «Клин клином вышибают».

Знаю только одно, что я никому бы не советовал его подозревать в подыгрывании бандюкам где угодно, и в Крыму особенно. Даже если он поддерживает Миримського.

 

ЮРА ЄНАКІЄВСЬКИЙ БЫЛ «ГУМАНИТАРНЫМ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРОМ» ДОНЕЦКИХ АВТОРИТЕТОВ

— Когда-то среди авторитетных людей при новой власти вы называли имя Юри Єнакієвського. Которая реальная роль этого человека в современной Украине?

https://advasar.com/wp-content/uploads/2019/08/745a069-49fca-ivanushenko.jpg

— Вы меня все допрашиваете, кто является источником моих проблем. Я не исключаю, что это мое заявление очень раздражило власть. Я действительно говорил, что после незаконного изменения Конституции авторитарные полномочия получил совсем не Янукович, а хищнический дуэт ЛьовочкінаіФірташа, который бросил вызов и западной, и восточной украинским элитам.

Одновременно я указывал, что по последней информации эта группа согласовала общие действия из криминальными «смотрящими». Один из лидеров донецкого ОЗУ Юра Єнакієвський очень заметно влияет на экономические и политические процессы в стране.

В ответ на эти выражения я на следующий день получил заявление народного депутата от Партии регионов (руководителя охраны Фірташа) о том, что мне надо сушить сухари.

— Что вы имеете в виду под словами «один из лидеров донецкого ОЗУ»?

— В информационном банка данных МВД он числил именно так. Правда, он был лидером среднего звена, абсолютно не сравнить с крупными серьезными авторитетами на период 2004 года. Если по-кабмінівськи, то он был вице-премьером. Слабеньким, гуманитарным, но вице-премьером.

Но учитывая, что в 2005 году Донецка область была зачищена от лидеров — кто сел, кто убежал — Юра Єнакієвський стал растить.

— Кто тогда был «премьером» преступного мира?

— Премьером на тот момент был подорван на донецком стадионе. ОЗУ «Люкс» было в периоде реконструкции.

— Организованная преступная группировка «Люкс» связано с Ринатом Ахметовым?

— Следствие не имеет доказательств причастности Рината Ахметова к преступной деятельности. Одно дело знать, а вторая — довести. А благодаря злосчастному Универсалу ЮщенкоуЯнуковича, большинство лидеров ОЗУ сначала как депутаты местных советов получили неприкосновенность, а в 20060му стали народными депутатами ВР.

Сегодня в Украине происходит реконструкция системы «смотрящих». Соответственно, не могло не родиться старшего доверенного по контактам неформальной власти с формальной. Сейчас такую роль выполняет Юра Єнакієвський. По-моему, это нет для кого не секрет, просто все молчат. Ведь понимают взрывоопасность этой информации.

Буквально через неделю после моего освобождение от должности министра внутренних дел он взял под контроль отвалы в Запорожье (все эти годы отвалы работали на заводы, а бандюків туда не допускали).

Дальше — Іллічівський порт. Мечта Евгения Червоненко осуществилась: единое окно работает. Под контролем очень конкретного регулировщика.

Аналогично можем говорить о дотациях шахт, капитальные расходы и т.п. Любые серьезные финансовые потоки сегодня контролируются под этим именем. Некоторые очень жестко, некоторые не очень, этот вопрос времени.

 

ЗАГНАТЬ ОППОЗИЦИЮ ЗА КАРПАТЫ У ЯНУКОВИЧА НЕ ВЫЙДЕТ

— Как, за вашими ощущениями, Янукович будет руководить страной 10 лет или есть шанс раскачать ситуацию раньше?

— Я нет на минуту не верю в то, что он пришел на два срока, и не советую это делать людям. Между прочим, и Януковичу. Дело в том, что этот тезис может привести его к очень плачевному концу уже в первом сроке.

Ведь если готовиться на два срока, то постоянно откладываешь что-то очень важное на потом. Как это было у Кучмы — весь первый срок был посвящен тому, чтобы вывести на выборы удобного для себя спаринг-партнера, которым на тот момент был Симоненко. И на протяжении первого срока ничего для страны сделаны не было.

Здесь аналогично. Если думать о двух сроках, то вместо того, чтобы заниматься страной, можно заниматься созданием удобного для себя спаринг-партнера, какой, возможно, теперь называется Тягнибок. А также выращивать на всякий случай дуболомів-силовиков и лживо-гуттаперчевых членов правительства.

К сожалению, мы сейчас находимся в 1999 году, политикум продан и запуган, общество опустило руки, ни в что не верит и помаленьку привыкает к российской формуле: «политика — для верхов, а нам надо как-то выживать». Я очень четко помню то состояние, потому что это был единый раз, когда моя жена плакала через мою политическую деятельность.

 

Тогда в Харькове где-то 100 тысяч бюджетників под проливным дождем стояли с плакатами «Кучма — наш президент». Это был финал «Украина без Кучмы». Она говорит: «Вы рискуете семьей, а этим людям ничего не нужно». Я как мог ее успокаивал. А потом, буквально через 2 года, Ющенко, на тот момент лидер оппозиционной партии, занял первое место в парламенте. А еще через 2 года взорвалась Оранжевая революция.

На следующих парламентских выборах кто-то из оппозиции, я думаю — Тимошенко — займет первое место, но не будет иметь большинства через махинации в мажоритарной составляющей. Но на следующих президентских выборах мы выигрываем. И новые оранжевые снова возвратят страну к Европе.

Поэтому я не верю в 10 лет Януковича. Не смотря на мою добрую осведомленность о мои печальные перспективы, я стратегический оптимист относительно Украины.

Напрасно надеяться, что оппозицию можно загнать за Карпаты и считать, что все превратится на большую Донецку область. Это не прибегнуло ни Павлу Ивановичу, ни Леониду Даниловичу, не прибегнет и Виктору Федоровичу.

Украинская правда

Related posts

Инвестиционный форум. Выставка «Энергия». Подписание протокола о сотрудничестве с Челябинской областью Российской федерации.

admin

Информация о том, что ОБСЕ против законопроекта о языках утка, заброшенная бандеровцами

admin

МММ-2011 развод или бизнес по-русски

admin

Коментарии