Библиотека Православное Запорожье

Иерей Алексий Чаплин. ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА

В нашем законодательстве существует конкретный запрет на участие религиозных организаций в политическом процессе: “Релігійні організації не беруть участі у діяльності політичних партій і не надають політичним партіям фінансової підтримки, не висувають кандидатів до органів державної влади, не ведуть агітації або фінансування виборчих кампаній кандидатів до цих органів. Священнослужителі мають право на участь у політичному житті нарівні з усіма громадянами.” (ст. 5 Закона Украины «Про свободу совiстi та релігійнi організації»). Мотивируется это тем, что Церковь отделена от государства. С одной стороны, верующие имеют право участвовать во всякой политической деятельности, с другой – Церковь не имеет права им указывать как им заниматься этой деятельностью. Тем самым христианин ставится в двусмысленное положение: верующие как избиратели должны в своей общественной позиции руководствоваться предвыборными лозунгами, кричащими с экранов телевизоров, газет, плакатов и т.д., но не имеют права слушаться голоса Церкви. Позиция мира понятна: верующие для него люди необъективные, заангажированные своими “религиозными предрассудками”, поэтому на время предвыборных кампаний эти “предрассудки” желательно отстранить. Но порой вызывает недоумение, когда сами верующие критикуют свое священноначалие даже не за агитацию, а только за во всеуслышание высказанную личную политическую позицию. Причем используется известный лозунг, что Церковь, как образец святости, не должна вмешиваться в политику, потому что политика это грязное дело.

Но этот тезис противоречит всей истории Церкви. Апостолы назидали своих учеников быть покорными властям, бояться их и молиться за них (Рим. 13, 1-7; 1 Пет.2, 13-17). Среди христианских мучеников первых веков было много государственных служащих, добросовестно исполнявших свои светские обязанности. Самые жестокие гонения при Диоклетиане не изменили лояльного отношения Церкви к государству. И более того, мученичество за Христа не отвратило людей от Христианства, как многие того ожидали, но наоборот, обратило ко Христу многих своих гонителей. В результате Церковь при св. Константине Великом приняла в свои объятия гнавшее ее государство и сделало его христианским. Все Вселенские Соборы были инициированы государством по просьбе Церкви, причем императоры на Соборах председательствовали. Христианское миссионерство в языческие народы опять же проходило под патронатом христианского государства. Даже такие негативные, с точки зрения современного обывателя, явления как крестовые походы и инквизиция в Католичестве, тоже свидетельствуют о тесном сотрудничестве Церкви и государства. Итак, исторического христианства практически не существует без тысячелетнего сотрудничества со светскими властями. Откуда же появилось мнение, что Церковь обязательно должна находиться в конфронтации с государством?

Во времена СССР атеистическая пропаганда всячески подчеркивала историческую связь «церковников» с «эксплуататорским классом» дабы очернить религию как «опиум для народа» в глазах советского человека. Когда коммунистическая идеология набила оскомину у своих граждан, тогда советская интеллигенция начала с энтузиазмом обращаться вновь к христианству, но в большинстве случаев уже в западной обертке. Для многих Христос стал олицетворяться по образам Иешуа «Мастера и Маргариты» или по рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда». Довершил работу наплыв западных сект в страны СНГ после распада Союза. И хотя многие стали называться православными, праздновать православные праздники, а в домах вешать иконы, но при этом о христианском вероучении судили в лучшем случае в духе западного протестантизма, а в худшем – опять же западного оккультизма.

Для западного менталитета со времен Реформации глубоко вжилась в сознание верующих идея об отделении Церкви от государства. Предпосылки этого находились в учении протестантизма, что Церковь это собрание святых уже спасенных христиан, в то время как для традиционного христианства (Православия и Католичества) Церковь это собрание кающихся грешников. Отсюда и неприятие протестантскими сектами второго поколения всех институтов мирской власти, как погрязших во грехе. И вот это учение протестантизма о том, что историческая Церковь, сотрудничавшая с государством, тем самым отреклась от учения Иисуса Христа, наложилось на фундамент советской атеистической пропаганды и глубоко укоренилось не только в современном светском обществе, но и среди православных христиан.

Но настолько ли уж действительно участие Церкви в политической жизни противоречит истинному учению Христа?

Если мы христиане и веруем, что Церковь – это истинное тело Господа нашего Иисуса Христа (Кол. 1, 24), и через Церковь совершается дело спасения человеков, то, руководствуясь правилами любви к ближнему, мы желали бы максимального распространения границ Церкви во всех сферах человеческого общества. Тем более в сферах, где наиболее господствует грех в человеческих отношениях – войне и политике. Если мы истинно верующие, то знаем, что грех не может победить Церковь (Мф. 16, 18), но Бог, действующий в Ней, спасает человека от греха и погибели. Церковь это больница, где дают лекарство от греха в виде Таинств. Лекарство не прячут от больных, но для устранения болезни желают как можно больше излечить людей. Естественно, больницы заполнены прежде всего больными, а значит Церковь — это собрание не столько святых, сколько кающихся грешников. Святые в Православии однозначно прославляются только после их смерти. Поэтому Христос и говорит, что пришел к мытарям и грешникам, т.к. только больные нуждаются во враче (Мк. 2,17).

У современных протестантов наоборот. Они действуют так, как будто боятся, что лекарство, если его давать всем без разбора, испортится. Получается, что святость Церкви для них определяется не присутствием Бога, а людьми живущими без греха — святыми, а значит если в Церкви появятся грешники, то Церковь теряет свою святость. Эта одна из причин такого большого количества сект в протестантизме, где каждая новая секта обвиняла свою предшественницу в том, что она погрязла во грехе. Поэтому большинство протестантских сект (наиболее яркие примеры – это баптисты и Свидетели Иеговы), всячески приветствуют отделение религии от государства (по крайней мере в теории) и всячески клеймят Православную Церковь за союз с властями.

Но для православного человека руководством в его отношении к государству должны служить не измышления сектантов, а слова Господа нашего Иисуса Христа, когда Он повелел “отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу” (Мф. 22;21). Сказав: «воздавай кесарева кесареви», Господь показал, что такое действование угодно Ему. Если под кесаревым будешь разуметь все вообще порядки земной жизни, необходимые и существенные, а под Божиими – все порядки Богом учрежденной Церкви, то отсюда выйдет, что все пути жизни нашей переполнены способами ко спасению. Внимай только и успевай всем пользоваться и всюду действовать сообразно с Божией волей так, как хочет от тебя Бог…ибо путь спасения есть шествие путем воли Божией.” (Святитель Феофан Затворник). Верующий человек должен стремиться полностью отдаться всем своим существом Промыслу Божию и через это послужить людям и собственному спасению. В этом заключается исполнение двух наибольших для христиан заповедей: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя” (Мф.22, 37-39).

Своей заповедью отдавать кесарю кесарево Господь благословил светскую власть, а значит для апостолов послушание власти есть послушание воле Божией и предавание себя Промыслу: “Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение.”(Рим. 13,1-2). И только когда для службы кесарю требуется отречься от Господа, христианин должен предпочесть Бога (Деян. 4,19). Тем более христиане приветствовали когда власти становились православными и в своих деяниях слушались голоса Церкви, и всячески содействовали этому.

Однако, для современного православного христианина весь предыдущий опыт взаимоотношений Церкви и Государства недостаточен, потому что государство там было представлено кесарем, т.е. царем. Если о плохом или хорошем царе, православном или безбожнике можно было сказать, что это все же помазаник Божий, то в наше время демократии, когда не Бог определяет власть, а человек ее выбирает по своим страстям, как быть православному христианину? Не участвовать в выборах – значит отвернуться от мира, не желать ему спасения через воцерковление. С другой стороны грешный человек не может делать выбор не по своим страстям, и когда нам кажется что мы выбираем наиболее достойных, мы скорее всего творим своеволие, противное Богу, и впадаем в грех осуждения недостойных. В этих условиях единственным выходом является послушание своему священноначалию. Эта власть действительно освящена Богом и основана на молитве. Слушаясь ее в период выборов и молясь Богу, мы можем быть уверены, что поступаем в согласии с волей Божией. Отказываясь от своих личных политических пристрастей мы тем самым уступаем действованию Промысла Всемогущего Бога и можем быть уверены, что выбранная власть действительно от Бога, а не от нашего суемудрия человеческого.

 

Related posts

Духовно-нравственные причины национальной катастрофы

admin

Три пути организующихся русских

admin

Проклятие Земского Собора

admin

Коментарии