Публикации Библиотека

Лев Тихомиров. Христианство и политика

Для того духовно нравственного подъема, который в настоящее время необходим для возрождения России, одно из главнейших условий составляло бы усиление христианского влияния на политику. К сожалению, в среде нашего духовенства чрезвычайно распространено недоразумение, препятствующее этому и выражающееся в ходячей формуле: «Не мешайте Церковь в политику».

Весьма сомнительно, чтобы эта формула была порождена действительно религиозным духом. Она, полагаю, составляет скорее некоторую ширму, за которой прячется боязнь ссориться с «освободительным» движением, одерживающим теперь, по мнению многих, верх над монархией. Но, во всяком случае, такое отстранение от политики совершенно ошибочно.

Без всякого сомнения — нельзя вмешивать Церковь в политику в узком смысле слова, то есть нельзя делать Церковь служительницей политических партий или даже главой их. Дело Церкви — вечное, Небесное, спасение душ человеческих. Но «политика» в широком смысле слова вовсе не безразлична для этих церковных задач и для спасения душ человеческих, а потому не может быть изъята от влияния Церкви.

Достаточно посмотреть теперь на нашу несчастную Россию, с ее поразительным нравственным падением, убийствами, грабежами, воровствами, изменами, малодушным трепетом перед торжествующим злом и т. д. Все это нравственное падение в значительной мере создано политическими условиями.

Человек — существо, способное к падению, существо, в котором вечно борется добро и зло, причем множество условий, в том числе и политических, могут способствовать победе и зла, и добра. Так и в наши дни — деморализация, доходящая до состояния болезни, не только поддерживается, но отчасти даже порождается больными условиями политики…

Представьте себе разбитый, тонущий корабль среди океана, представьте себе ничтожный плот из разбитых остатков корабля, с кучей обезумевших от страха людей, без пищи, без пресной воды, еле цепляющихся за бревна, с которых их то и дело смывают волны. До каких страшных падений не доходят несчастные в таком положении? История кораблекрушений говорит, что они отнимают друг у друга пищу, сталкивают слабейшего в роду, даже пожирают друг друга…

Нечто подобное этому плоту представляет теперь наша Россия. Нечто подобное обезумевшим мореплавателям представляют наши сограждане. Они совершенно растерялись. В ужасе они не знают, где искать спасения. Обычная жизнь человека, в нормальное время, со всех сторон окружена ясными рамками политических и социальных учреждений, охранена законом и властью. Теперь же все кругом рассыпается. Вся страна вообще, все ее жители в частности не знают, что будет сегодня: не ограбят ли? Не сожгут ли? Не застрелят ли или взорвут революционеры, не арестует ли полиция, можно ли безопасно нанять квартиру или рабочего, можно ли купить хлеба или земли, пойти в церковь или на крестный ход, можно ли отдать сына в школу, где его товарищи захватывают в какую-нибудь боевую дружину? Русский обыватель не знает даже, не пострадает ли он иногда от именуемой законной власти за несочувствие революции… Вокруг него все перевернулось вверх дном, и жители, как слепые, среди пропастей, не знают, куда ступить, где гибель, где торная дорога.

Как же им тут не обезуметь? А когда человека охватывает безумный страх перед жизнью — все его нравственные устои неизбежно расшатываются. Все соблазны низости, корысти, злобы, эгоизма усиливаются в десять и сотню раз, а спасительная нравственная сила сопротивления — во столько же раз ослабляется в душе.

Как известно, главная опора духовной силы — есть самообладание, а тут у всех является, напротив, полная растерянность.

И вот человек падает нравственно, губит других, чтобы спасти себя, и чем больше совершает дел, за которые его грызет стыд и мучит совесть, чем больше убеждается в своем падении, тем ниже падает снова и снова.

И что же? Когда такое нравственное опустошение души человеческой производится «политикой», перевертывающей вверх дном все устои жизни, — какой бессердечный лицемер осмелится сказать, будто бы Церковь не должна мешаться в политику?

Я считаю излишним доказывать, что напротив — Церковь обязана в подобных случаях сделать все для успокоения и образумления людей, и для устранения того, что их приводит в деморализующий ужас.

Не только христианин, но всякий мало-мальски порядочный человек обязан в таких случаях не сидеть сложа руки, а спасать людей. Что же и говорить о Церкви, христианском обществе?

Что обязана сделать Церковь? Все, что может, все, на что дают возможность обстоятельства. Если между ее членами может быть по этому поводу какое-либо обсуждение, то разве только о средствах, имеющихся в распоряжении. Но долг христианина пред лицом такого страшного положения — состоит не в том, чтобы сделать лишь возможное наверняка, а в том, чтобы скорее попытать даже кажущееся невозможным, и никак не сидеть сложа руки, хладнокровно повторяя: «Не мешайте Церковь в политику».

 

Related posts

Лекция А.И.Осипова «Добро и зло»

admin

От добрых новостей к Благой Вести. Слово Истины в современном информационном пространстве.

admin

Сюжет Украинского телевидения о рок-туре с диаконом Андреем Кураевым

admin

Коментарии