Публикации Библиотека

Неонацизм и антифашизм на постсоветском пространстве

Война 1939-1945 годов потому и называется мировой, что в ней принимал участие весь мир, который поделился на два блока: Антигитлеровскую коалицию и страны Оси – Германию, Италию, Японию и их сателлитов. Может быть, поклонники УПА и «лесных братьев» хотят сказать, что их «герои» боролись одновременно против обоих блоков, то есть против всего мира? В оправдание националистов-коллаборационистов ОУН-УПА часто говорят про несвободу действий, ограниченность возможностей и т. д. Но стоит тогда и задаться вопросом, а что бы эти деятели наворотили, если бы у них было бы больше возможностей?

Организация украинских националистов была организацией с тоталитарной идеологией, построенной на основе монопартийности, диктата и фюрер-принципа. И нужно отдавать себе отчет в том, что если бы у нее было достаточно силы, чтобы диктовать свои правила, то она была бы не менее диктаторской и гораздо более кровавой.

По сообщению портала «Русская Эстония» известный финский правозащитник, доктор политических наук, член Президиума международного правозащитного движения «Мир без нацизма», в которое входят 150 общественных организаций из более, чем 20 стран мира, председатель Антифашистского комитета Финляндии Йохан Бекман рассказал о целях фальсификаторов истории СССР и Великой Отечественной войны. Йохан Бекман убежден в том, что посредством искажения реальных фактов авторы различных псевдонаучных исследований пытаются воздействовать на психику россиян чтобы изменить политическую систему в Российской Федерации.

«В действительности речь идет о психологической информационной войне, цель которой заключается в том, чтобы изнутри разрушить российское общество и государство, образованное как гражданский союз многих национальностей», – заявил Йохан Бекман. Он также отметил, что в качестве образца пропаганды, для воздействия на умы россиян, антироссийскими идеологами взята антисоветская пропаганда, распространявшаяся гитлеровской Германией для оправдания преступного нападения на СССР и развязанной против Советского Союза войны на уничтожение.

«На самом деле, между нынешними высказываниями о «преступлениях коммунизма» и гитлеровской пропагандой фактически нет никакой разницы, поскольку в обоих случаях цель заключается в стремлении оправдать уничтожение России», – выразил уверенность финский антифашист. «За действия по искажению истории необходимо ввести уголовную ответственность: исторических фальсификаторов должно ждать суровое наказание», – добавил в заключение своего выступления Йохан Бекман.

Опрос экспертов

Мы попросили экспертов ответить на следующие вопросы:

  1. Как Вы относитесь к тому, что американские, израильские и польские парламентарии осудили героизацию Шухевича и Бандеры? Не является ли это вмешательством в дела суверенного государства? Ведь народ сам вправе выбирать своих героев.
  2. Как Вы относитесь к утверждению, что не все участники гитлеровской коалиции одинаково преступны, а некоторые заслуживают даже одобрения как борцы со сталинизмом и советской оккупацией?
  3. Как Вы относитесь к тезису, что националистические формирования типа ОУН/УПА или «Лесных братьев» представляли собой «третью силу» и одновременно боролись против Германии и СССР?
  4. Какие международные организации наиболее эффективны в деле сохранения исторической памяти?
  5. Какие законодательные акты необходимо принять странам Восточной Европы, чтобы остановить рост неонацизма?

Даниэль Штайсслингер – журналист, Лод, Израиль:

1. C международно-правовой стороны, действительно, это проблематично. Но поскольку это не сопровождалось санкциями в отношении Украины, а представляло собой лишь вербальную декларацию, то это можно признать легитимным. Страны, жители которых пострадали от нацизма, устами своих парламентариев ознакомили украинскую общественность с позицией своих обществ.

2. Не всякая цель оправдывает средства. Союз с Гитлером против Сталина означает причастность к гитлеровским преступлениям, которые были осуждены международным трибуналом в Нюрнберге. Стало быть, преступен любой деятель, вступивший в подобный союз.

3. Разумеется, они работали в первую очередь на себя, а не прониклись духом немецкого превосходства в такой степени, чтобы бескорыстно таскать каштаны из огня для Третьего Рейха. Но стать третьей силой им не удалось, ибо Рейх сделал их полноценными соучастниками своих преступлений.

4. Я думаю, региональные структуры, вроде ЕС или НАТО (или аналогичных, пока что несуществующих структур на Востоке; СНГ не в счёт, он существует только на бумаге). Имеющие возможность реально воздействовать на своих участников, отклоняющихся от общепринятых норм политической морали.

5. Скопировать эти акты с аналогичных законодательств ФРГ и Австрийской республики, где существует нулевая толерантность к любым проявлениям нацизма.

Дмитрий Бабаев – политолог, Харьков, Украина:

1. На то они и парламентарии, чтобы осуждать. Наше право – обращать или не обращать внимание на их мнение.

2. Тогда придется признать, что Восточная Украина в своё время оккупировала Западную, и настаивать на восстановлении статус-кво.

3. Вполне справедливый тезис. Они боролись не «против», а скорее «за». Другое дело, что их Украина и Украина нынешняя – очень разные государства.

4. Я не согласен с самим понятием «историческая память». PR-компании, построенные на определенных исторических событиях, сейчас используют все государства, придавая в зависимости от необходимости этим событиям ту или иную окраску. Самый свежий и яркий пример – война в Ираке.

5. Нацизм, не как молодежное эпатажное движение, а как крайнюю степень национализма, предотвратить достаточно просто. Нужно лишь не загонять государство в позицию Германии 20-х годов прошлого века.

Алексей Байков – журналист, главный редактор сайта «Актуальная история», Москва, Россия:

1. Отношусь более чем положительно. Дело в том, что если уж Украина стремится «хоть тушкой, хоть чучелком», но влезть в Европу – ей необходимо усвоить и общеевропейские ценности. Одна из таковых – преступления нацизма не должны повториться. Исторические деятели, сотрудничавшие с гитлеровцами во имя какой угодно цели, тем более те, кто имел сходные с Гитлером политические взгляды – не должны становиться героями. Никакой национальный суверенитет не может оправдывать героизации откровенных подонков.

2. Двойственно, то есть одобрительно отношусь к части первой и неодобрительно – к части второй. Скажем, режим Муссолини я бы не стал называть преступным, учитывая, что никаких конкретно преступлений фашизма кроме вступления в войну в составе Оси никто не приводит. Наоборот – в ходе войны в Италии нашло убежище множество европейских евреев. Соответственно, переходя ко второй части, я не считаю что со «сталинизмом» и «советской оккупацией» надо было бороться, особенно так как боролся, к примеру, тот же Бандера, стремившийся вместо большевизма насадить доморощенный украинский нацизм.

3. В каком-то смысле это утверждение можно назвать соответствующим истине, поскольку детальный анализ фактов выявляет, что украинский и латвийский, к примеру, нацизмы появились одновременно с германским и разрабатывались независимо от него, хоть и безусловно испытывали его влияние. Но если смотреть на вопрос с точки зрения realpolitic – то никакая третья сила в «схватке титанов» конечно же невозможна. Бандеровцы сперва очень хотели чтобы немцы их использовали в обмен на создание марионеточной Украины, потом, когда немцы ослабели, стали стрелять им в спину с целью добычи оружия. Это не «третья сила», это та самая Моська из известной басни.

4. Скажем так – мне не доводилось сталкиваться с результатами их деятельности кроме разве что Фонда Визенталя, занимающегося розыском нацистских преступников. Фонд «Историческая память» Дюкова тоже делает массу полезной работы, но он пока не международный.

5. О чем речь? Тут надо разделить проблему на три аспекта:
– Естественное возмущение европейского населения наплывом инокультурных мигрантов, агрессивно ведущих себя по отношению к коренным жителям. Иногда это недовольство принимает агрессивно-экстремистские формы. Тут выход один – убрать большинство мигрантов и максимально осложнить им дальнейшее прибытие. Силком толерантность насадить невозможно.
– Кучка дурачков, которые молятся на Гитлера и присных. Маргиналы, судьба которых – вымереть. Хотя экстремистские сообщества были есть и будут всегда, потому что «это круто». Просто когда-то было модно – носить длинные волосы, кожу и быть сатанистом, а сейчас – брить голову и вешать на стенку фюрера. Перебесятся.
– Попытка протащить гитлеровцев и сотрудничавших с ними в герои на государственном уровне. Тут уже нужны законодательные акты на международном уровне – что-то вроде того, что предлагал Дюков – «О недопустимости реабилитации нацистских военных преступников и их пособников».

Мирослава Бердник – журналист, Киев, Украина:

1. Прежде всего утверждение «народ сам вправе выбирать своих героев» в отношении гитлеровских пособников Бандеры, Шухевича, Лебедя и других запустили в оборот несколько политиков и журналистов, узурпировавших право решать, кто у нас на Украине является народом, а кто – нет и делающих на этом свою профессиональную карьеру. Поэтому подтверждение международной общественностью итогов Второй мировой войны является не вмешательством во внутренние дела, а подтверждением того факта, что Украину считают частью мирового сообщества и подсказывают ей обратить внимание на те проблемы, которые мешает полноценной интеграции.

2. При совершении группового убийства считаются одинаково преступными и те, кто инициировал убийство, и те, кто убивал, и те, кто в это время держал жертву за руки. Точно так же преступны и те подручные осужденной Нюрнбергским трибуналом нацистской военной машины, которые ей способствовали, что неопровержимо подтверждено архивными документами, как и главные преступники Третьего рейха. Украинские националисты помогали нацистам в подготовке плана «Вайсс», принимали участие в подготовке плана «Барбаросса», – это именно они добывали накануне войны разведывательную информацию о военно-промышленном состоянии Советского Союза, составляли геодезические карты приграничных районов СССР, к началу войны подготовили огромное количество немецко-украинских военных словарей и т. д.

Что касается утверждений о «сталинизме» и «советской оккупации», то следует не переходить в плоскость сегодняшних политических оценок, а обращаться к юридическим и историческим источникам: СССР был официально признанным членом мирового сообщества, а не многочисленные политические группировки на содержании десятков разведок разных стран, сцепившихся между собой в смертельной схватке. С 11 февраля 1945 года уроженцы Западной Украины, как справедливо написал профессор Кульчицкий, с точки зрения международного права стали гражданами СССР, поэтому заявления отдельных ангажированных историков, пытающихся взять исторический реванш за своих осужденных историей предков, смешны.

3. Не менее смешон и тезис о так называемой «третьей силе». Война 1939-1945 годов потому и называется мировой, что в ней принимал участие весь мир, который поделился на два блока: Антигитлеровскую коалицию – объединение государств и народов, боровшихся во Второй мировой войне против стран нацистского блока, и так называемые Страны Оси: Германии, Италии, Японии и их сателлитов. Они хотят сказать, что боролись одновременно против обоих блоков, т. е. всего мира? К тому же по нормам международного права, той Гаагской конвенции 1907 года, воюющей стороной может быть признана только та сила, которая в своих действиях придерживалась законов и обычаев войны и была признана таковой в период самой войны.

4. Думаю, пользу могут принести любые международные организации, если они будут работать скоординированно, и их цели и задачи будут отвечать заявленным декларациям.

5. Зачем изобретать велосипед? Думаю, стоит снова обратиться к решениям МВТ в Нюрнберге и решениям «малых Нюрнбергских судов» в разных странах, чтобы составить полный список нацистских преступников, а также их пособников и на основе этого списка составить базу не подлежащих исторической реабилитации структур и принять на международном, а также на национальных уровнях акты, законодательно запрещающие прославление этих структур. Что касается личной ответственности членов таких соединений, то подобные вопросы решаются в индивидуальном порядке, так как ведь все члены преступных соединений совершали преступления. К примеру, именно член дивизии Ваффен СС «Галичина» помог отряду полковника Святогорова «Зарубежные» уничтожить Люблинскую диверсионно-разведывательную школу и шефа люблинского гестапо Акардта.

Владимир Беляминов – политолог, Харьков, Украина:

1. В данном случае, на мой взгляд, использована традиционная система военных стандартов. Когда западным силам, а также тем, кого они поддерживают в Украине, было выгодно одно решение вопроса – с их молчаливого согласия тема получает одобрение. Когда же произошла смена политической власти, герои-коллаборационисты, которым Ющенко в свой президентско-дембельский аккорд присвоил звание Героев Украины скорее вопреки, чем для будущего Украины, машина Запада дала задний ход. Поэтому подобные действия Запада являются, как показывает результат, обычным заигрыванием с Украиной и предметом манипуляций для сдерживания страны на нужном ему расстоянии. В решении своих национальных вопросов оценку должен давать народ, а он, как известно, четко знает своих героев, которых достают не из нафталина истории, а которые живут в его памяти.

2. По поводу поддержки народом «героев» Шухевича и Бандеры: для Западной Украины они и без присвоения звания Ющенко были своими региональными героями. Героями местного исторического этноса и фольклора, если выразиться литературным языком. Присвоив им звания Героев Украины, Ющенко просто открыто указал, кто его электорат, и кому он посылает месседж, вбрасывая в украинское общество яблоко раздора. Для тех, кто их действия на большей части Украины считает коллаборационистами – они и без присвоения званий остаются таковыми. Система народных ценностей сама уравновешивается, без внешних оценок. Это народ, он сам знает, кто для него герой, и кто заслуживает его оценки и присвоения звания от его имени. Когда даже под видом благих целей убивает брат брата – это уже предательство. Прежде всего, своего народа. Если борьба идет в внутри одного этноса, то нельзя разделать тех, кто «за Сталина и против Гитлера», а кто-то против всех и фактически ни за кого.

Конечно, если в УПА шли жители Галиции, которая, традиционно была регионом между Австро-Венгрией на западе и Российской империей на востоке, желание дифференцироваться ото всех было стремлением к жизни лучше. Любые войны – это прежде всего экономика и социальная сфера. Преступные действия против тех, кто тоже украинец, но «какой-то несвидомый», прикрываемые высокими материями, заслуживают осуждения. Называть лучший период в истории Украины «оккупацией» – это минимум думать поверхностно и не разбираться в экономике и истории. Вся инфраструктура современно Украины, вся ее промышленность, которая с обретением суверенитета стала украинской, как раз и была «наследием оккупационного режима». Когда говорят о «советской оккупации», то это просто передергивание истин. Современная Украина – это то, что досталось нам от УССР, территориально и инфраструктурно. Так что же это за «оккупация», которая сформировала этнос и очертила границы государства?

3. В Великой Отечественной войне, которую западный мир считает для себя Второй мировой, были две силы: Советский Союз, к которому подключились на конечной стадии исхода событий, когда стал ясен исход войны и очевидный крах Третьего Рейха, страны антигитлеровской коалиции и открыли летом 1944 г. второй фронт и силы, выступавшие на стороне фашистской Германии. Поэтому «третьи силы» в данном конфликте – это коллаборационисты.

4. Думаю, что должна создаваться объединенная система сохранения исторических событий на манер координации действий таких организаций, которые в любом государстве играют роль сохранения исторического и культурного наследия. Заниматься какой-то одной организации проблемой всей истории будет уже с элементами субъективизма. Однако они должны быть независимыми и лишенными идеологической окраски и не повторить ошибок с «Институтом национальной памяти», которую прошлая украинская власть превратила в свою кухню, приправляющую все одним соусом «нео-национальной идеи в трактовке оранжевых идеологов».

5. Сегодня мир стоит перед реальной проблемой повторения ошибок прошлого, когда под видом защиты экономик, «восстановления исторической справедливости» и защиты своей социальной системы от чужаков имеется определенная напряженность, скатывающаяся к ультранациональной идее. Все это – развитие истории по спирали и предпосылки к зарождению неонацизма, основанного на «национальной идее», которая использует метод силы, в частности – террора. Должны существовать государственные программы, призванные решать вопросы предотвращения угрозы развития терроризма, который, как мы знаем, базируется как раз на ультрарадикальных лозунгах.

Должно быть четко определено, какие действия являются террористическими, а следовательно, несут угрозу государству и обществу, им должна быть дана четкая правовая оценка. В частности – наказание за совершение таковых действий. В более глобальном смысле должна быть определена четкая трактовка неонацизма и на законодательном уровне запрещена деятельность подобных организаций, которые под прикрытием национальной идеи занимаются ее реализацией методами в общемировой практике трактуемыми как террор и фашизм.

Станислав Стремидловский – политолог, Москва, Россия:

1. Любой народ вправе выбирать своих героев. Любые прочие народы вправе выражать свое отношение, в том числе и негативное, к этому выбору.

2. Соглашусь, что не все участники гитлеровской коалиции одинаковы преступны. Но их «неодинаковость» – это мера их преступления, от большей к меньшей. Героизма в том, что какие-то правительства оказались меньшими людоедами, чем немецкие нацисты, совсем не вижу.

3. Соглашусь, что это так. Однако, есть нюанс. В борьбе против СССР «третья сила» активно контактировала с нацистами. В борьбе против нацистов «третья сила» в подобные активные контакты с СССР не вступала.

4. Не ранжировал.

5. Те, которые выступают против любого авторитаризма и/или тоталитаризма.

Анатолий Вассерман – журналист, политический консультант, Одесса – Москва:

1. Всякое право сопряжено с какой-нибудь обязанностью. В частности, право выбирать своих героев означает ещё и обязанность отвечать за их действия. Ведь провозглашая кого-то героем, провозглашающий признаёт своё согласие с его деяниями и готовность повторить их при возникновении соответствующих обстоятельств. Очевидно, парламентарии осудили готовность тех, кто выступает от имени суверенного государства, повторить общеизвестные и несомненные преступления Шухевича и Бандеры. Народ же выразил свой выбор тем, что проголосовал против тех, кто провозгласил Шухевича и Бандеру героями.

2. Это утверждение можно было бы обсуждать, если бы были хоть малейшие основания считать сталинизм преступлением, а становление советской власти оккупацией.

3. Этот тезис не только не обрёл ни единого внятного доказательства, но многократно опровергнут. В частности, подробный поиск в немецких архивах (по просьбе властей Украины) не выявил ни единого эпизода, допускающего – даже с сильнейшей натяжкой – трактовку в качестве попытки борьбы ОУН, УПА или ещё каких-то националистов с Германией. Более того, Тарас Дмитриевич Боровец (более известный под псевдонимом Бульба), первоначально попытавшийся организовать хоть что-то похожее на формальное дистанцирование от немцев, очень быстро перешёл к прямому сотрудничеству с ними, как только выяснилось, что рядовые граждане территорий, где он действовал, не намерены кормить его отряд.

4. Не думаю, что международные организации могут быть полезны в этом деле. Историческая память одних народов зачастую представляется другим – конкурировавшим – народам оскорбительной. Например, сейчас в России чеченские официальные лица пытаются опротестовать публикации архивных данных о сотрудничестве вайнахов (ингушей и чеченцев) с немцами во время Великой Отечественной войны. Подобные же споры, вынесенные на международный уровень, приведут к полному выхолащиванию исторических исследований.

5. С идеологией нельзя бороться законом: запретный плод сладок. Нужно эффективное преподавание внутреннего смысла нацистских идей и неизбежных последствий любой попытки их осуществления. Правда, само это преподавание требует соответствующей доброй воли самих властей, а на постсоветском пространстве сейчас слишком многие сильные мира сего склонны поддерживать любых врагов социализма по принципу «враг моего врага – мой друг». На законодательном уровне можно разве что отменить многочисленные нынешние препятствия на пути подобного преобразования – вроде норм политкорректности или запретов на оспаривание каких-то исторических фактов. Например, запрет на оспаривание официально опубликованных данных об уничтожении нацистами европейских евреев оказался сильнейшим стимулом к сомнению в этих данных, тогда как без запрета смехотворность подобных рассуждений была бы очевидна.

Александр Кулик – политолог, Днепропетровск, Украина:

1. Во-первых, в случае присвоения званий Бандере и Шухевичу народ не спрашивали, героями их провозгласили политики. Во-вторых, мы не можем запретить руководству других государств иметь мнение о действиях руководства нашей страны. Более того, часто полезно услышать подобное мнение. Хотя бы для того, чтобы вернуться к реальности. Например, осознать простой исторический факт – соратники Гитлера нынче не в почёте. Конечно, Запад может во многих случаях закрыть глаза на любовь «молодых демократий» к табуированным страницам истории – как в случае с Прибалтикой. Но это если западные страны рассчитывают на некую выгоду от режимов, которые используют подобную риторику. Но украинские национал-демократические силы в правление Ющенко расписались в своей полной неспособности решать какие бы то ни было вопросы. Поэтому, индульгенций на чествование соратников Гитлера украинским националистам получить в ближайшее время не получится.

2. Они все преступны, хотя, конечно, не в одинаковой степени. Тут уместно провести аналогию с уголовным кодексом. По приговору все участники разбоя получают наказания, однако, неодинаковые – организатор сядет на один срок, исполнитель – на другой, тот, кто стоял на стрёме – третий. Судить военных преступников – чрезвычайно непростая задача, но на Нюрнбергском процессе она была выполнена, и вынесенный приговор был признан мировой общественностью в качестве легитимного. Нет смысла возвращаться к этой теме. В тексте того приговора все преступники названы.

3. Насколько мне известно, изначально эти националистические организации вели борьбу против вооружённых сил СССР, однако, позднее включились также в боевые действия против фашистских войск.

4. Историческая память – не золотые слитки. Гарантировать их сохранность невозможно. Ни в международных структурах, ни в отечественных. Историческая память – это идеологические продукты господствующих сил определённой эпохи. С ходом времени, со сменой господствующих сил, идеология претерпевает самые удивительные трансформации и это нормально. Надёжные ответы на вопрос «кто мы?» народы должны искать не в прошлом, а в своём настоящем и будущем, которые они создают.

5. Эту ситуацию не исправить на законодательном уровне. Ненависть законами отменить невозможно. Тут нужно работать на ином уровне – на уровне проектирования и коррекции феноменов культуры. Нужно убедить народы, что искать виновника своих бед стоит искать не в области исторических мифов и этностереотипов, а стоит обратить внимание – что делают они сами для преодоления насущных проблем?

Юрий Шимановский – писатель, Мертл Бич, США:

1. Как я отношусь? Никак не отношусь. Каждый волен говорить все, что вздумается. Вряд ли это можно считать вмешательством. Позиция Польши и Израиля мне понятна. Их народы пострадали от фашизма не меньше русских. И если бы их парламентарии поддержали союзников Гитлера, то сразу бы обрели большие проблемы со своим собственным электоратом. С Америкой вопрос неясен. Вряд ли кто-то в конгрессе представляет, кто такой Бандера. Ничего подобного из уст официальных властей я не слышал. Вероятно, речь идет об очередной утке украинских газетчиков, а это обычное дело. Часто приходилось читать в украинских СМИ о неких заявлениях США по поводу Украины. При этом в самой Америке ничего подобного не слышно. Думается, какие-то манипуляции. Народ действительно вправе выбирать своих героев, только вряд ли он выберет вышеупомянутых товарищей. «Герои» эти были спущены сверху указами самопровозглашенного президента, для подтверждения собственной легитимности. Когда в героях значатся убийцы, то простой захват государственной власти не выглядит чем-либо предосудительным. Я думаю, пройдет еще несколько лет и никто не вспомнит кто такой Шухевич и Ющенко.

2. Как я отношусь к утверждению? Точно так же, как врач-психиатр относится к утверждениям своих многочисленных пациентов. Хочется изолировать от общества и назначить лечение. Говорить о «плохих» и «хороших» фашистах – дикость. Хотя, сделаю оговорку. Это не относится к рядовым участникам этих движений и организаций. Там, конечно, наверняка есть исключения и смягчающие обстоятельства. Взять тех же солдат из РОА. Ведь если рассмотреть каждого человека персонально, то наверняка мы обнаружим изломанные и трагические судьбы. Узнаем нечто столь ужасное, что не вправе будем относиться так же как и к другим. Да и личная вина каждого очень разная.

3. Нынче переписывание истории носит злокачественный характер. Каждая политическая сила считает делом чести приспособить историю под себя. Поэтому лучше доверять более или менее надежным источникам. Насколько мне известно, в немецких архивах нет никаких документов, подтверждающих борьбу ОУН-УПА против Германии. Свидетельств борьбы против гражданского населения – сколько угодно. Тот же почерк, как и у басмачей Шамиля Басаева. Никто не ставит под сомнение массовое убийство поляков. Спрашивается, это что борьба против Германии? Против СССР? Против кого она направлена? Если исходить из тех документов, которые мы знаем, воевали боевики против обычных мирных людей, не взирая на гражданство, национальность и политические пристрастия.

4. Международные? Наверное, никакие. На практике почему-то получается, что международные организации быстро превращаются в орудия для вмешательства во внутренние дела. Взять, скажем, ОБСЕ или МВФ. А историческая память у каждой страны своя. Это как личный семейный фотоальбом. По-моему пускать в свою память нечто «международное» не стоит. В Турции и Армении имеются разные точки зрения на геноцид армян. Мне трудно представить эти две страны в какой-нибудь международной организации, созданной для сохранения памяти об этих событиях.

5. Самое очевидное – в Прибалтике. Уравнять в правах всех жителей. Отменить институт «неграждан», ибо это нацизм в чистом виде. Остается загадкой, каким образом в Европе, в XXI веке существуют такие законы. Что касается других стран, я думаю, все необходимые законы там имеются. По крайней мере, я не знаю ничего предосудительного.

Давид Эйдельман, политолог и политтехнолог, Израиль:

1. Во-первых, мне кажется, что украинский народ сказал свое веское слово, отправив Ющенко с пятипроцентным рейтингом в мусорный бачок истории. Меня часто обвиняют, что это я организовал подписи израильских и американских парламентариев. Это чрезмерная похвала. Протест в Америке, Европе и Израиле организовал Виктор Ющенко своими глупыми и преступными действиями. Я лишь помогал собирать подписи.

Во-вторых, конечно, у украинцев есть право считать своими национальными героями кого угодно, но это не лишает нас, евреев, права высказывать, что мы думаем по этому поводу. Тут можно привести пример Хмельницкого – он герой украинского народа, но… никто же не может требовать, чтобы евреи или поляки относились к нему так же как украинцы и русские.

В Израиле 2213 украинцев удостоены звания Праведников Народов Мира – это высшее звание в Израиле. Любая помощь евреям в оккупированной Украине была смертельным риском. И поэтому эти люди действительно Герои и действительно Праведники, а их память мы будем чтить вечно.

2. Мы можем сказать, что различные типы фашизма были по разному отвратительны, одни в большей, другие – в меньшей степени. Можно сказать, что, допустим, может быть, Муссолини и итальянские фашисты были менее кровожадны, идеологически ближе к традиционному шовинизму европейских колонизаторов, и с Гитлером объединились по необходимости. Но если сегодня кто-нибудь из итальянских руководителей официально объявит Муссолини «героем Италии», боюсь, у него возникнут проблемы. А объявить «героем Украины» гитлеровского карателя Шухевича и Степана Бандеру – это пожалуйста?! Почему?! Потому что украинские нацисты пережили своих берлинских покровителей и решили войти в историю Второй Мировой в качестве некоей мифической «третьей силы», якобы непричастной ни к каким «преступлениям против человечности?

Здесь применимы просто юридические параметры. Существует понятие ялтинского миропорядка. Но не менее значимым должно быть понимание современного мира как пост-Нюрнбергского – мира, который существует после, в результате и в свете нюренбергского трибунала над нацистскими преступниками.

3. В последнее время в некоторых странах бойцами с нацизмом объявили даже военнослужащих подразделений СС. Хорошее место нашли, чтоб с Гитлером бороться… В ситуации 1939–1945 годов никакого третьего пути не существовало. Выбор, стоявший перед жителями Европы, затронутыми войной, был однозначен: либо приспосабливаться к neue Ordnung, искать свое место в подножии пирамиды нацистской «новой Европы» в качестве рабов, либо становиться на сторону противников гитлеровского миропорядка, даже если часть этих противников была им крайне несимпатична.

В оправдание националистов-коллаборационистов ОУН-УПА часто говорят про несвободу действий, ограниченность возможностей и т.д. Но стоит тогда и задаться вопросом, а что бы эти деятели наворотили, если бы у них было бы больше возможностей? Организация украинских националистов была организацией с тоталитарной идеологией, построенной на основе монопартийности, диктата и фюрер-принципа. И нужно отдавать себе отчет в том, что если бы у нее было достаточно силы, чтобы диктовать свои правила, то она была бы не менее диктаторской и гораздо более кровавой.

4. На постсоветском это без сомнения новое движение «Мир без нацизма», которое объединяет антифашистские организации из разных стран. Учредительный форум этого международного правозащитного движения прошел в июле в Киеве. Подобная инициатива объединения антифашистских организаций со всего мира в единую структуру не имеет аналогов в истории современных общественных движений. Инициатором создания организации стал руководитель Всемирного конгресса русскоязычных евреев Борис Исакович Шпигель.

5. Я участвовал в консультировании антифашистских законов в нескольких странах. Основой международной законодательной практики по этому вопросу являются решения Нюрнбергского трибунала, который осудил преступления нацизма и стал отправной точкой в развитии современного международного права. Следует особо отметить, что антифашистские законы действуют во многих странах Европы. Это Австрия, Бельгия, Германия, Литва, Лихтенштейн, Люксембург, Польша, Румыния, Словакия, Франция, Чехия, Швейцария. Поскольку западные республики бывшего СССР пострадали от нацизма не меньше вышеперечисленных стран, законы против нацизма должны быть для них естественными законодательными актами. На сегодняшний день, мне кажется необходимым выработка международного «Антифашистского правового стандарта».

Related posts

Лучшие рецепты детского постного стола

admin

«Глобальный передел»

admin

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ Русской Православной Церкви

admin

Коментарии