Запорожье Виктор Беляев: на сына Александра Владимировича Поляка готовится покушение!

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

PostHeaderIcon Виктор Беляев: на сына Александра Владимировича Поляка готовится покушение!

Новости - Новости Запорожья

Виктор Беляев: на сына Александра Владимировича Поляка готовится покушение!«…Я спустился к дежурившим на первом этаже милиционерам и попросил, сославшись на Поляка, сделать досмотр портфеля Т…ского под предлогом, что в здании произошла кража телефона (такое иногда бывало). Вернувшись в кабинет, я извинился перед  Т…ским, сказал, что Поляк перенёс неожиданно встречу на завтра. Пообещал, что завтра встреча обязательно состоится. Провёл его к выходу. В фойе ко мне присоединился Зотов В.М., вместе спустились на первый этаж. Дежурившие милиционеры всё сделали чётко. При досмотре в среднем отделении портфеля оказался нож…».

2000-й год. Вскоре после избрания Поляка А.В. Запорожским городским головой поехали двумя машинами на могилу народного депутата Украины А.Кузнецова. Машины оставили на обочине центральной аллеи и молча пошли по тропинке. Поляк А.В. и его помощник Елена Глазунова положили цветы на могилу. Постояли, вглядываясь в знакомые черты лица на могильной фотографии.

Первым говорил Александр Владимирович. Говорил короткими фразами. Обращаясь к нам, сказал, что мы должны всегда помнить о Кузнецове. Наш общий долг – помогать его жене и дочерям. Короткое обращение к витающей в небесах душе Александра Борисовича закончил словами: «Царство тебе небесное». Традиционно помянули.

Лена Глазунова говорила просто и понятно: о человеке, о руководителе, о моральной ответственности и психологической нагрузке, которые он взвалил на свои плечи. Набежавшие слёзы прервали её на полуслове. Пряча слёзы, она наклонилась над могилой, поправила цветы. «Царство тебе небесное, Кузя».

Последней говорила журналист одной популярной всеукраинской газеты. Именно она брала, вероятно, последнее прижизненное интервью у Александра Борисовича. Это было за неделю до его смерти. В тот день, когда она брала интервью, он прекрасно себя чувствовал, много шутил, говорил о том, что сделано и что предстоит сделать. Возмущался «работой» некоторых народных депутатов. Найти взаимопонимание с депутатами от Запорожской области – считал своей ближайшей и важнейшей задачей. Рассказал, что готовится к своему первому публичному отчёту перед запорожцами о проделанной работе. Не успел.

Именно она и рассказала о том, что произошло вечером накануне дня смерти Кузнецова. В тот день Александр Борисович, будучи страстным фанатом футбола, собирался смотреть телевизионную трансляцию матча между футбольными клубами «Динамо» (Киев) и «Реал» (Мадрид). Жил он в гостиничном номере, который ему, как народному депутату Украины, предоставили в Киеве. Вечером в номере раздался телефонный звонок. Кто-то попросил его о немедленной встрече. Он отказался. Ждал футбол, большой футбол. Кто-то продолжал настойчиво просить. Кузнецов согласился. В номере его не было более часа. В гостиницу вернулся в странном состоянии то ли тревоги, то ли озабоченности, то ли психической подавленности, то ли физического недомогания. Футбол, свой любимый футбол, Александр Борисович в этот день не смотрел. На следующий день во время заседания Верховной Рады его не стало.

На похороны пришли несколько тысяч человек. Пришли знакомые и незнакомые с ним люди. Пришли избиратели, которые голосовали за его избрание. Здесь были его родные и близкие. Здесь небыло только тех, кто ненавидел его, кто боялся слов правды журналистов телеканала «Алекс» кузнецовского образца. Несколько часов люди прощались с телом покойного. Прощальный траурный митинг. Среди выступающих и Поляк. Ушёл надёжный друг и верный товарищ. Ушёл прекрасный руководитель. Ушёл глава семьи Кузнецовых. Осталась память.

Остались и вопросы. Кто звонил? Кто настойчиво просил о встрече? Состоялась ли встреча с тем, кто звонил или с кем-то другим? О чём беседовали? Что так сильно повлияло на психическое и физическое состояние Кузнецова? Беседа? Может и беседа. О чем? О ком? Вопросы есть. Ответов нет до сих пор.

Пока мы стояли возле могилы, какая-то женщина незаметно наблюдала за нами. Она переходила от одной могилы к другой, выходила на центральную аллею, но при этом взгляд её чаще был обращён в нашу сторону, чем на могилы усопших. Сказал об этом А.Поляку. Он ответил: «Спроси, может нужна помощь». Я подошёл, поздоровался, представился, спросил. Нет, помощь ей была не нужна. Мне показалось, что я встречал её ранее. Ответила, что не встречались. Желание вспомнить, где я её видел, заставляло меня продолжать беседу. Неожиданно она спросила, не Поляк ли это на могиле Кузнецова?

Я ответил утвердительно. Она протянула мне визитку и попросила передать её Александру Владимировичу. Фамилия, имя, отчество. Экстрасенс, парапсихолог или что-то в этом роде. Телефон, адрес. Уже когда я собирался прощаться, она вдруг сказала, что Александру Владимировичу нужна помощь, защита. Она говорила об ауре, тёмной или чёрной ауре. Визитку Поляк не взял. Он верил в себя, в свои силы, в разум и поддержку людей.

Об этой встрече я вспомнил позже. Весной Александр Владимирович поручил мне повстречаться с одним очень настойчивым гражданином, который неоднократно звонил ему и просил о встрече тет-а-тет во время избирательной кампании 2000 года и после победы на выборах. Уверял, что у него есть интересные проекты для города на несколько десятков миллионов долларов. Может проекты, а может прожекты. Мне надо было оценить.

На мой звонок гражданин отреагировал радостно. Видимо ожидал, что я сразу сообщу ему день и время встречи с городским головой. Предложение встретиться со мной его немного удивило, но всё же он согласился.

В кабинет вошёл высокий, стройный мужчина. Короткая стрижка ёжиком. В левой руке небольшой портфель. Хорошо сидящий костюм, удачо подобранный галстук дополняли подчёркнуто представительную манеру поведения. Поздоровался, представился: «Т…ский Александр Станиславович, начальник аналитического отдела при УСБУ в Запорожской области». Сразу поинтересовался, сможет ли Александр Владимирович его сейчас принять.

Я ответил, что встреча обязательно состоится, но не сегодня. Время встречи я сообщу дополнительно. Визитки у моего собеседника не оказалось. Рабочий телефон он не назвал, а дал только домашний. Такое поведение Александра Станиславовича несколько удивило. На мою просьбу предъявить служебное удостоверение он ответил отказом, мотивировав свой отказ секретностью. Проектов на миллионы у него с собой также не оказалось, что выглядело нелогично, если он надеялся на встречу в этот день с городским головой. Я предложил перенести нашу встречу на любой другой день, но обязательно взять с собой бизнес-планы.

В течении двух последующих недель Т…ский несколько раз звонил и уточнял, когда состоится его встреча с Поляком. Один раз зашёл ко мне в кабинет по этому же вопросу. Я сказал:»Встреча состоится после моего ознакомления с бизнес-планами». Мотивировка Т…ского, что он покажет их только Поляку, не принималась. Наконец он согласился показать бумаги, но при этом настойчиво просил, чтобы встреча состоялась сразу после моего ознакомления с бизнес-планами.

Александр Станиславович пришёл точно в назначенное время. В левой руке всё тот же портфель. Сразу уточнил, сможет ли Поляк его принять. Я напомнил о бизнес-планах. С явной неохотой он достал из портфеля два листка бумаги. Это был перечень из 22 тем, которые он хотел бы обсудить с Поляком. Встречу с Поляком пришлось отложить.

Спустя время он снова зашёл ко мне в кабинет, чтобы уточнить время встречи с мэром. Я повторил: без предварительного просмотра бизнес-планов о встрече не может быть и речи. В ходе беседы удалось выяснить, что Т…ский родом из Запорожья, два года срочной службы проходил в дивизии имени Ф.Дзержинского, имеет навыки рукопашного боя. После службы работа, учёба и новая служба.

Бизнес-план оказался не бизнес-планом. В конце 90-х я не смог получить экономическое образование, но что-такое бизнес-план, из каких разделов он состоит и какие основные расчёты надо смотреть, я знаю. Пришлось констатировать, что встречи с Поляком не будет. Доложил Александру Владимировичу. Он пошутил в отношении моего профессионализма в экономической сфере и сказал, что, может, ещё и повстречается с Т…ским. По различным причинам эти встречи отменялись.

Однажды Т…ский передал мне два привета. Один привет меня обрадовал. Его передал мой старый и добрый знакомый Костя Макеев, с кем мы были знакомы с начала 80-х годов. С семьёй он переехал жить и работать в Киев и мы года два не виделись. Второй привет был от неизвестного мне Александра Фёдоровича. Я поблагодарил, мучительно вспоминая по ходу беседы, кто такой Александр Фёдорович. Так и не вспомнив, решил из вежливости уточнить фамилию человека, который помнит обо мне и передаёт привет.

Фамилия Александра Фёдоровича меня и удивила, и насторожила. В нашем городе она была на слуху. На слуху была и фирма, в которой он работал. Фирма с апломбом. Фирма, которая, со слов его руководителя, занимается и тем, и сем, но заниматься не означает, что она это производит. Этакий посредник на финансовых и товарных схемах. Ни Александр Фёдорович, ни его брат к близким знакомым Поляка, а тем более друзьям никогда не относились. Да и мне было как-то странно получать привет от человека, с кем я вообще не знаком и кого я даже в глаза не видел. Абсурдный привет или хорошо продуманный ход? Со слов Т…ского, он приблизительно раз в месяц бывает в этой фирме. Зачем? Да так, просто поговорить. Я уточнил ещё раз название фирмы и где она находится. Всё сошлось. Доложил Поляку о беседе. Настоял на том, чтобы Александр Владимирович с ним не встречался. На какое-то время Т…ский пропал.

Мне иногда приходилось по роду работы заходить в кабинет городского головы, просматривать и перекладывать корреспонденцию, если горели сроки. Дверь в кабинет я всегда оставлял открытой. В открытую дверь я и увидел, как к секретарю приёмной прошёл Т…ский, о чём- то переговорил и вышел. На вопрос, кто это, секретарь ответила, что это Сперанский, представитель компании «Энергоатом». Хочет встретиться с Поляком по вопросу поставок электроэнергии. Я уточнил контактный телефон Сперанского. Это был контактный телефон Т…ского. Попросил секретарей приёмной не пускать этого Т…ского-Сперанского к Поляку ни под каким предлогом.

Рассказал об этом случае Александру Владимировичу и всю цепочку моих подозрений. Т…ский представился как начальник аналитического отдела при УСБУ в Запорожской области. При этом, служебное удостоверение не показал, рабочий телефон не дал. Мне приходилось по роду работы беседовать с представителями прокуратуры, силовых ведомств и ранее, но с такой странной «секретностью» я встретился впервые. Новыми для восприятия были и слова «при УСБУ». Человек, скорее всего, не имеет никакого отношения к этому ведомству, но рассчитывает под видом сотрудника «при УСБУ» любым путём повстречаться с городским головой один на один. Да и бизнес-планы, если бы готовились службой, были бы написаны по всем правилам экономической теории и практики. Но более всего меня раздражал периодически появляющийся у гражданина Т…ского портфель. Он всегда был при нём, когда возникала хотя бы малейшая возможность встречи с Поляком. В нём могли находиться и бумаги, и всё что угодно. Поляк немного раздражённо высказался о моей подозрительности и отправил работать.

Т…ский попытался ещё несколько раз попасть к Александру Владимировичу через секретарей, но получил отказ. На месяц-полтора он пропал. Появился он без звонка в возбуждённом состоянии. Была среда. Депутатский день. Я беседовал в фойе второго этажа горисполкома. Подошёл Т…ский и сказал, что ему нужно со мной срочно переговорить. Я пригласил его к себе в кабинет.

То, что он сказал, было как удар грома среди ясного неба. На сына Поляка Ростислава готовится покушение. Ему надо срочно повстречаться с Поляком. Я молчу. Пытаюсь определиться, как продолжать беседу. Желание далеко послать этого гражданина отошло на второй план. Пошли вопросы и ответы. С его слов, сложилась следующая картина. Из Киева позвонил его старый знакомый Вячеслав Леонидович, с кем он знаком ещё по службе в дивизии имени Ф.Э Дзержинского. Вячеслав Леонидович работает в киевской фирме «Скорпион», которая сотрудничает с российской фирмой аналогичного названия.

Так вот российская фирма является крышей для сотрудников розыска ФСБ. Именно от сотрудника этой фирмы Алексея Филипповича и пришла информация о готовящемся покушении на Ростислава. Т…ский назвал и телефон Алексея Филипповича. Телефон был странный. По прямому я перезвонил Поляку. Трубку он не взял. Секретарь сказала, что у городского головы важные посетители, и он сейчас едет на обед, ни с кем по телефону не разговаривает. Я попросил сообщить ему, что есть очень важная информация. Т…ского попросил находиться на своём телефоне. Тот ушёл, но через 20 минут вернулся. Сказал, что встретил Поляка в фойе и сам договорился с ним о встрече на 16.00.

Пришел он ровно в 15.45. В руке всё тот же раздражающий меня портфель. Я оставил его у себя в кабинете и зашёл к Поляку. Он был не один. В кабинете за большим столом сидели его заместители Людмила Петровна Островская и Валерий Михайлович Зотов. Поздоровался, коротко доложил о причинах визита Т…ского и о своём подозрении относительно портфеля. Информацию о готовящемся покушении Т…ский собирался дать устно. Тогда зачем портфель?

Александр Владимирович на этот раз не возразил против досмотра портфеля. Я спустился к дежурившим на первом этаже милиционерам и попросил, сославшись на Поляка, сделать досмотр портфеля Т…ского под предлогом, что в здании произошла кража телефона (такое иногда бывало). Вернувшись в кабинет, я извинился перед Т..ским, сказал, что Поляк перенёс неожиданно встречу на завтра. Пообещал, что завтра встреча обязательно состоится. Провёл его к выходу.

В фойе ко мне присоединился Зотов В.М., вместе спустились на первый этаж. Дежурившие милиционеры всё сделали чётко. При досмотре в среднем отделении портфеля оказался нож. Длинное острое лезвие было аккуратно завёрнуто в носовой платок. В первом отделении находились «бизнес-планы». В третьем – рубашка и какие-то тряпки. Т…ский в присутствии понятых подтвердил, что нож его. Постовой составил раппорт. Из Орджоникидзевского РОВД приехал милицейский уазик. Т…ского сняли на видеокамеру. Увезли его около 18.00.

Успокоился я не надолго. На следующий день в 9.00 звоню начальнику РОВД. Оказывается, Т…ского отпустили домой. Со слов начальника РОВД, Т…ский оказался добрым малым, который нашёл в камере со всеми общий язык. Да и нож его не является холодным оружием. В 23.00 привезли соответствующее заключение. Я попытался уточнить, что бы произошло, если бы этот добрый малый зашел к Поляку с ножом, который не является холодным оружием. А при чём тут Поляк? А притом, что Т…ский полгода добивался встречи с Поляком, начиная с избирательной кампании.

А притом, что шёл он на встречу с Поляком. А притом, что, со слов Т…ского, он вхож во враждебную Поляку компанию. А притом, что в рапорте дежурный милиционер указал, что проверку этого гражданина проводили по моей просьбе, и меня нужно было допросить в первую очередь, прежде чем отпускать задержанного. В общем, поговорили. После обеда у меня появился капитан милиции. Взял показания под роспись и всё. Как в воду канул. Ни суда, ни следствия.

Мне говорили, что экспертиза в областном управлении УМВД Украины в Запорожской области работает до 18.00, а я задавался вопросом, когда же они успели сделать экспертизу ножа, если Т…ского увезли в РОВД около 18.00, а его ещё надо было оформить в РОВД? Мне говорили, что заключение по холодному оружию могут сделать и в РОВД, но тогда возникает вопрос, почему его делали так долго?

Мне говорили, что заключение привезли в 23.00, но зачем его везти, если его делали в РОВД? Мне говорили, что Т…ского выпустили в 2 часа ночи, но почему его тогда так долго держали в «обезъяннике», если заключение пришло в 23.00? Долго поднимали с постели следователя, который подписал постановление о задержании? Тогда назовите хотя бы один пример, когда следователя в аналогичной ситуации поднимали среди ночи с постели и везли в РОВД, чтобы открыть сейф и отменить ранее принятое постановление. Все граждане обычно сидят до утра, а этому льгота? За какие-то особые заслуги? Почему «при УСБУ» не заинтересовались этим гражданином, который пытался работать под их «вывеской»? Из РОВД не сообщили? Почему? Почему не проверялась информация о возможной подготовке покушения на сына Поляка? Странно? Да, странно.

Этих странностей за время моей работы помощником Запорожского городского головы Александра Владимировича Поляка было много.

Виктор Беляев, помощник мэра А.Поляка

ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние утечки WikiLeaks

Новости в Запорожье
Дело Жидовизма
Новости СНГ
Новости в мире
Дело Национализма
Библиотека Фонда
Статьи, публикации



Новости в Украине
Новости Православия
Видеоматериалы
О врагах Церкви
О Православии
Русская Идея
Наши друзья

Яндекс цитирования